Валерия П.

14 лет. Интеллектуальные ограничения; нарушения опорно-двигательного аппарата, проявляющиеся невозможностью опоры на ноги; эпилепсия

Я приехала в Домик в 2015 году, когда мне было 8 лет. У меня ДЦП. До переезда в Домик я жила в отделении для самых тяжелых лежачих детей. Практически все время я проводила в кровати: из-за ДЦП не могла даже опираться на ноги. Представляете, каково это маленькому ребенку 24/7 лежать, ощущая, что ты абсолютно никому не нужен…

А ведь так хочется чтобы тебя обняли, поносили на ручках, поцеловали в макушку; хочется гулять и играть; хочется быть любимым ребенком, а не ребенком-отказником с тяжелыми нарушениями развития.

Представляете, каково это маленькому ребенку 24/7 лежать, ощущая, что ты абсолютно никому не нужен…

Почти сразу после переезда в Домик мне сделали операцию на мышцах ног и подобрали специальные упражнения. Я очень старалась и наконец-то научилась ползать, сидеть, а потом и стоять, правда, пока с опорой или поддержкой, но я верю, что у меня все впереди! Я уже умею управлять инвалидной коляской и перемещаться на довольно большие расстояния, если что-то меня заинтересует. И, конечно, мечтаю стать абсолютно независимой в передвижении.

За последнее время я многому научилась: самостоятельно подниматься с кровати, жевать твердую пищу и пить из чашки, чистить зубы, разуваться с помощью взрослого, рисовать карандашами и пальчиковыми красками. Могу даже немного помогать по хозяйству, например, вместе с воспитателем наливаю суп в тарелку и протираю стол после приема пищи.

Я очень люблю ходить в бассейн и вообще играть с водой, это – моя стихия.

На занятиях в школе я очень активна и любознательна и с удовольствием познаю окружающий мир. А недавно я научилась делиться игрушками! Раньше я плакала и кричала, когда меня просили отдать то, что мне понравилось. А теперь поняла, что вместе играть веселее!

Но самое большое и важное, что произошло со мной в Домике - это то, что у меня появился значимый взрослый, моя любимая воспитательница. Она очень чуткая и всегда старается меня понять, разгадывая мои сигналы. А это совсем непросто, ведь я не умею разговаривать, пока плохо пользуюсь языком жестов и системой карточек. Поэтому далеко не каждому удается наладить со мной связь. Мне бы очень хотелось, чтобы было по-другому, но пока у меня не получается - слишком много равнодушия и непонимания было в моей прошлой жизни. Теперь я заново учусь доверять взрослым. Поверьте, это очень трудно.